Розвиток ситуації на Донбасі та роль Радбезу ООН у стримуванні Росії (мовою оригіналу)

листопада 05, 2018

Совет безопасности ООН впервые за полгода обсудил ситуацию на Донбассе. 8 европейских стран-членов Совета безопасности – Великобритания и Франция, а также Польша, Нидерланды, Швеция, Италия, Бельгия и Германия – призвали Россию не допустить "выборов" глав группировок в ОРДЛО 11 ноября. Россия же, по словам постпреда Украины при ООН Владимира Ельченко, повторила "русскую мантру" о том, что "России на Донбассе нет". Чего Украине удалось добиться на заседании Совета безопасности ООН по Донбассу? Верит ли мир России? И к чему приведут так называемые "выборы", устроенные группировками "ЛДНР", если они все-таки состоятся? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорил эксперт-международник, содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Михаил Пашков.

– Михаил, по поводу свежего заявления президента Беларуси Александра Лукашенко на встрече группы Мюнхенской конференции по безопасности, что Беларусь готова взять на себя ответственность за обеспечение мира восточных регионов Украины и контроль над российско-украинской границей. Как это можно трактовать? И почему Лукашенко в последнее время проявляет такую инициативность в решении конфликта на Донбассе?

– Мне кажется, это скорее всего декларация о благих намерениях, которая вряд ли осуществима по многим причинам. Во-первых, позиция российской стороны, во-вторых, позиция наших партнеров по западной коалиции, в-третьих, наиболее очевидным и оптимальным вариантом на сегодня является миротворческая операция под эгидой ООН.

– Почему Александр Лукашенко активизировался в этом направлении? И почему он не может стать своеобразным посредником между Россией и Украиной в решении этого конфликта?

– Это маловероятно. Россия и Беларусь – союзные государства, Беларусь экономически и политически завязана на Россию, Беларусь соответствующим образом голосует на Генассамблее ООН.

Александр Лукашенко, с одной стороны, проявляет такие инициативы в отношении миротворчества, с другой стороны, достаточно показательна позиция беларусской делегации в ООН. Поэтому к этому нужно относиться достаточно осторожно и учитывать хотя бы то, что Беларусь не то чтобы находится между молотом и наковальней, но, во всяком случае, различные вариации лидера Беларуси уже неоднократно звучали и ранее в отношении Евросоюза, и в отношении России. К этому нужно достаточно трезво относиться.

​– Ваше впечатление от заседания Совета безопасности?

– Есть дипломатический фронт, у него есть своя специфика, свои особенности, нюансы. Если в целом оценивать заседание Совета безопасности, нужно выделить несколько моментов, как мне кажется, важных.

Во-первых, это дополнительный аргумент и козырь украинской стороне для продвижения двух резолюций на 73-й сессии Генассамблеи ООН по Крыму и по Азовскому морю. Во-вторых, это достаточно серьезный контраргумент сторонникам снятия или минимизации санкций в отношении России.

В-третьих, это достаточно серьезно усиливает позицию Украины, с одной стороны, в Международном суде ООН, промежуточные решения которого были обнародованы по Крыму, с другой стороны, они дают аргумент украинской стороне в Международном морском трибунале ООН по Азову, и с третьей стороны, в феврале следующего года предполагается первое заседание Европейского суда по правам человека, тоже о межгосударственном иске Украины к России. По этим направлениям тоже важная и серьезная аргументация прозвучала в Совете безопасности.

Плюс ко всему, декларация восьми стран, которые выступили категорически против "выборов" на оккупированных территориях 11 ноября. Речь идет о 4-м и 12-м пунктах Минского комплекса действий: выборы должны проходить по украинскому законодательству, и представители должны идти под контролем ОБСЕ. Поэтому то, что будет происходить 11 ноября на оккупированных территориях, – растаптывание Минских соглашений.

– В начале заседания Совета безопасности представитель России призвал выслушать представительницу так называемой "ЦИК" группировки "ЛНР" Елену Кравченко. Впервые в Совете безопасности ООН предлагают дать речь представителю группировки "ЛНР". Зачем это было сделано?

– С одной стороны, это выглядит как новация, с другой стороны, полностью идет в контексте российской политики в отношении переговорного процесса в рамках Минской группы и "нормандского формата". Россия всегда заявляла о необходимости прямых переговоров с представителями оккупированных территорий. Это все равно, что прийти в кукольный театр и разговаривать с куклами о сюжете последующей пьесы, забывая, что есть кукловод. Даже в технологическом плане это было абсолютно бессмысленно. И оскорбительно, в том числе для мирового сообщества.

– А чего добилась Россия в ходе этого заседания Совета безопасности? Представители России настояли на том, чтобы заседание проходило в открытом режиме. Как вы думаете, зачем?

– Россия экспортирует "фейки" уже в промышленном масштабе. Поэтому вот такая открытая трибуна им понадобилась для озвучивания российской позиции.

– Причем представитель России говорил по-русски.

– Да. Были высказаны уже традиционно заезженные моменты о том, что Украина не соблюдает соглашения и прочее. Это все идет в русле этой политики. Тут еще важно другое. Была попытка оправдать, представить и показать необходимость предстоящих "выборов". Поэтому Россия настаивала на том, чтобы присутствовал на заседании представитель так называемого "ЦИК ЛНР".

– А что она бы сказала такого нового?

– Это бы уже дало определенную легитимность этому представителю "ЦИК", то есть, представитель "ЦИК ЛНР" выступил на Совете безопасности ООН. Это уже говорит о том, что вот в Совете безопасности приняли этого человека, выслушали аргументацию, и она уже является представителем и участником этого процесса. Для России было важно любым образом протащить эту персоналию на Совет безопасности.

– Семь делегатов на Совете безопасности проголосовали против участия, семеро воздержались и только Россия проголосовала за то, чтобы выслушать Елену Кравченко.

– Важно то, что это все не прошло и показало очень явно и четко ядро сторонников Украины, своеобразную проукраинскую коалицию. И для Украины крайне важно сохранять это санкционное единство, и хотя бы выдержать нынешний уровень поддержки и солидарности с Украиной в мировом сообществе, не только в Совете безопасности, но и в других международных организациях.

– "Необходимость восполнить вакуум власти после убийства Захарченко" – так представитель России Василий Небензя объяснил намеченные на 11 ноября так называемые "выборы" глав группировок "ЛДНР". Какая реальная цель, с вашей точки зрения, проведения этих "выборов"?

– Во-первых, это пролонгация замораживания конфликта, продолжение ситуации "ни войны, ни мира".

Информация из разных источников говорит о том, что на сегодня российские политтехнологи, российские политики и спецслужбы активно расчищают поле на этих выборах для Пушилина и Пасечника. То есть, речь идет о "выборах" а-ля сталинского периода, да и выборами это назвать невозможно. Какие могут быть выборы на оккупированной территории? Но, чтобы придать им легитимности, эта тема вынесена на Совет безопасности, в том числе.

– С вашей точки зрения, к чему готовиться Украине? Конфликт затягивается, многие говорят, что до выборов в Украине никаких подвижек в переговорах не будет. На что рассчитывает Кремль?

– Российская тактика, как мне кажется, в отношении Украины сводится к трем вещам. Категорическое замалчивание и отказ от переговорного процесса по Крыму. Поддержание ситуации на Донбассе в формате "ни войны, ни мира", с перспективой эскалации. И собирание сил на время "Ч" – это президентские и, в большей степени, парламентские выборы в Украине, где Россия попытается взять некий реванш.

Действия России будут идти по трем направлениям: дискредитация нынешней украинской власти для европейского и атлантического курса, продвижение пророссийских сил и дестабилизация в целом в стране, в том числе инспирирование сепаратистских настроений в отдельных регионах.

И, вероятнее всего, до парламентских выборов в Украине конфликт на Донбассе вряд ли получит серьезную реальную перспективу урегулирования.

джерело:

Михайло Пашков

Співдиректор програм зовнішньої політики та міжнародної безпеки

Детальніше

Народився в 1958 р. в Рославлі Смоленської області.

Освіта:

  • Смоленський педагогічний інститут, факультет російської мови та літератури (1979);
  • Московський інститут молоді, факультет журналістики (1986);
  • Київський інститут політології і соціального управління (1991).
  • Кандидат філософських наук, автор понад 50 наукових праць.

Робота:

  • Протягом 1979–1989 р. працював на різних посадах у районних, обласних та республіканських газетах Росії та Молдови;
  • в 1991–1994 р. — в наукових закладах Національної академії наук України;
  • в 1994–1998 р. — на дипломатичній роботі в посольстві України в Російській Федерації;
  • з грудня 1999 р. — провідний експерт Центру Разумкова;
  • з лютого 2010 р. — директор міжнародних програм.

Має дипломатичний ранг першого секретаря. Остання посада в державних органах — головний консультант Аналітичної служби Апарату РНБО України; 

(044) 206-85-08

pashkov@razumkov.org.ua