сайт в режимі налагодження, якщо ви не знайшли, що шукали можете відвідати стару версію сайту

Вівторок, 18 квітня 2017 10:40

Україна-Росія: стратегія сусідства (мовою оригіналу)

Автор

В начале апреля одна из парламентских фракций выступила с инициативой введения визового режима с Россией. Впрочем, такие предложения озвучивались и раньше, а украинский МИД приводил вполне обоснованные контр-аргументы. Собственно, подобные инициативы – введение визового режима, разрыв дипотношений, денонсация Большого договора, прекращение торговых контактов, неучастие в СНГ и другие – звучали, и будут звучать, поскольку идет четвертый год войны и каких-либо проблесков урегулирования не наблюдается. Но это всего лишь «точечные» предложения, которые, при явном дефиците стратегии, не дают ответа на главный вопрос: как выстраивать отношения со страной-агрессором? Причем, выстраивать на долгие годы, ибо позитивных перемен в политике Кремля на украинском направлении не предвидится.

Не столь сложно спрогнозировать основные негативные тренды в украинско-российских отношениях на ближайшую перспективу – «отложенная проблема» Крыма, тлеющий конфликт на Донбассе, консервация «замороженных» политико-дипломатических отношений, дальнейшее сокращение товарооборота, ограничение контактов во всех сферах, энергетическое противостояние, информационная конфронтация, развертывание войны в киберпространстве, перенесение конфликта в международные суды. Иными словами, отношения Киева и Москвы «дна» еще не достигли.

В целом, аннексия Крыма и российская экспансия на Донбассе из всего модельного ряда межгосударственных отношений (не говоря о войне как таковой) оставляют Украине на длительный период только формат конфронтационного сосуществования с РФ – ограниченного, вынужденного, холодного – в зависимости от текущей ситуации. Так или иначе, Киеву на российском направлении долго придется руководствоваться старым известным принципом: «не верь, не бойся, не проси».

Стоит отметить, что к сакральной дате 18 марта 2018 года (президентским выборам Владимира Путина) вполне возможны новые «территориальные приобретения» России – объединение Северной и Южной Осетии в составе РФ, признание независимости «ДНР» и «ЛНР» и заключение с ними договоров о дружбе и взаимопомощи. Впрочем, нельзя исключать и более жесткий «крымский вариант» (сигналом станет проведение в «республиках» референдумов о присоединении к РФ).

Поэтому украинской власти стоит обратить внимание на такие угрозы и (вне мантр о «безальтернативности минских соглашений») как-то самоопределиться относительно ОРДЛО. Не говоря уже о том, чтобы принять, наконец, перезревший закон про временно оккупированную территорию Украины.

За годы войны было принято очень много нормативно-правовых документов так или иначе связанных с российской агрессией. К примеру, ряд парламентских актов - Декларация «Про борьбу за освобождение Украины (20 марта 2014 года), «Обращение к ООН…» (27 января 2015 года), заявление «Про отпор российской вооруженной агрессии…» (21 апреля 2015 года) и др. Так же вступили в силу новые Стратегия национальной безопасности Украины, Военная доктрина Украины, Концепция развития сектора безопасности, Стратегия кибербезопасности, Доктрина информационной безопасности и т.д.

Однако вопрос о том, какой должна быть стратегия Украины на российском направлении, остается открытым. Оттого и возникают инициативы о визовом режиме или очередной денонсации каких-то отдельных документов. Оттого и не прекращаются вопросы – какой должна быть консолидированная позиция Украины по всему спектру контактов с РФ.

Кодификация, или, проще говоря, упорядочивание нормативного массива и, на его основе, разработка среднесрочной Концепции отношений с Россией, крайне необходимы. В такой концепции должны быть определены состояние и прогноз двусторонних отношений, цели, задачи и перспективы украинской политики на российском направлении в среднесрочный период, нормы и правила отношений со страной-агрессором во всех сферах – политико-дипломатической, финансово-экономической, энергетической, научно-технической, гуманитарной и др., условия и механизмы возможного урегулирования российско-украинского конфликта в целом. Проект подобной Концепции Центр Разумкова обнародовал еще в 2015 году, и, очевидно, разработка такого рода документа – прерогатива СНБО Украины.

Но, для начала, нужен новый Закон об основах внешней политики Украины – действующий документ устарел и не отвечает современным реалиям. Об этом, к слову, уже заговорили в парламенте. Правда, было это в декабре прошлого года… Пора поднять ее снова.

джерело

Михайло Пашков

Співдиректор програм зовнішньої політики та міжнародної безпеки

натисніть для детальної інформації

 Народився в 1958 р. в Рославлі Смоленської області.

Освіта:

  • Смоленський педагогічний інститут, факультет російської мови та літератури (1979);
  • Московський інститут молоді, факультет журналістики (1986);
  • Київський інститут політології і соціального управління (1991).
  • Кандидат філософських наук, автор понад 50 наукових праць.

Робота:

  • Протягом 1979–1989 р. працював на різних посадах у районних, обласних та республіканських газетах Росії та Молдови; 
  • в 1991–1994 р. — в наукових закладах Національної академії наук України; 
  • в 1994–1998 р. — на дипломатичній роботі в посольстві України в Російській Федерації;
  • з грудня 1999 р. — провідний експерт Центру Разумкова;
  • з лютого 2010 р. — директор міжнародних програм.

Має дипломатичний ранг першого секретаря. Остання посада в державних органах — головний консультант Аналітичної служби Апарату РНБО України; 

 

Телефон: (044) 206-85-08

 Електронна пошта: pashkov@razumkov.org.ua