Середа, 16 травня 2018 16:22

На деякий час питання Донбасу для Заходу відійде на другий план (мовою оригіналу)

Автор

На днях в немецком Ахене встречались Порошенко, Меркель и Макрон, а в эти дни спецпредставитель Трампа Курт Волкер находится в Украине

Своим видением дальнейшего развития ситуации на Донбассе с корреспондентом Радио Hayat специально для QHA поделился эксперт-международник Михаил Пашков, который в Центре Разумкова курирует программы внешней политики и международной безопасности.

Михаил Юрьевич, как бы Вы охарактеризовали встречу усеченного состава «нормандской четверки» в конце прошлой недели?

Судя по всему, эту встречу Петра Порошенко, Эммануэля Макрона и Ангелы Меркель можно рассматривать как промежуточный этап переговорного процесса. Это в большей степени - уточнение согласования общей позиций лидеров Украины, Франции и Германии перед достаточно важными визитами Макрона на Санкт-Петербургский международный экономический форум и перед встречей Меркель с Путиным в Сочи.

Вероятно, главным во встрече тройки было согласование общей политики Запада по отношению к России, в том числе - санкционных мер, применяемых против РФ.

С другой стороны, президент Украины достаточно четко отметил момент согласования позиций по так называемой дорожной карте урегулирования на Донбассе. Как мне кажется, мандат миротворческой миссии, ее параметры будут иметь ключевое значение на переговорах в рамках возможной предстоящей встречи "нормандской четверки" на уровне министров иностранных дел, либо, возможно, в перспективе встречи уже на высшем уровне глав государств. Напомню, что последний раз в таком формате "нормандская четверка" собиралась в октябре 2016-го года, а с тех пор много воды утекло.

Предстоящий приезд Волкера в Украину, вероятно, тоже обсуждался в Аахане, поскольку наверняка рассматривались вопросы согласования позиции европейских стран с подходом США.

Скажите, а есть ли какая-то разница между нашим видением роли миротворческих сил в урегулировании ситуации на Донбассе и тем сценарием, который нам пытается навязать Россия?

Безусловно, разница есть, и она принципиальная. Первоначально Россия говорила, что это - исключительно силы, которые будут стоять на границе и обслуживать (охранять) миссию ОБСЕ, потом согласились, что миротворческие силы могут быть продвинуты вглубь территории т.н. ДНР и ЛНР, далее был разговор о том, что это может быть более полноценная миротворческая миссия, но в конце-концов в финале согласования позиций выяснилось что, по мнению Кремля, речь не идет о выходе на восточные границы Украины и о том, что украинская власть должна договариваться с властями самопровозглашенных ДНР и ЛНР. А согласно украинскому законодательству, именно эти структуры являются оккупационной администрацией. А какой смысл нам договариваться с наместниками, а не с их хозяевами в Москве?

Это главное ключевое противоречие, которое является камнем преткновения в переговорном процессе. Собственно разрешить это противоречие и пытаются Меркель и Макрон.

Но тут я должен отметить одну особенность текущего момента. Для Запада в целом тематика Донбасса и перспективы размещения там миротворческих сил важны и актуальны. Но сейчас очевидно, для западных лидеров на первом плане находятся проблемы других регионов: выход США из ядерной сделки с Ираном и дальнейшая встреча лидеров Соединенных Штатов и КНДР. То есть, на некоторое время донбасская тематика отойдет на второй план. Но это не значит, что она вообще утратила актуальность и отложена в долгий ящик. Отнюдь нет. Поэтому будем ждать, в том числе, результатов встречи Макрона и Меркель с Путиным и возможностей дальнейших встреч в "Нормандском формате". Безусловно, сейчас мяч находится на стороне России.

Михаил Юрьевич, а сейчас, после очередной инаугурации Путина и переназначения Медведева в премьерском кресле в Москве идет определенная перезагрузка исполнительной вертикали, как в российском правительстве, так и возможно в администрации самого Путина: говорят, что Лавров попросился на заслуженный отдых, ходят слухи об отстранении Суркова с украинского направления. Скажутся ли эти кадровые перестановки на возможном обострении отношений РФ с Украиной?

Скорее всего, стоит ожидать преимущественно косметических перемен в российских верхах. При всех возможных рокировках, я не думаю, что тот же Владислав Сурков уйдет в какое-то политическое небытие, тем более недавно он написал достаточно знаковую для российской самоидентификации и внешнеполитического курса РФ статью в жанре исторического эссе - «Одиночество полукровки», которая очень совпадает с тональностью и тоном последнего путинского послания Федеральному собранию первого марта, оправдывающего нынешний изоляционизм России и психологию «осажденной крепости».

Впрочем, несмотря на возможные определенные кадровые изменения в российской верхушке, очевидно, что после инаугурации Путина мы можем наблюдать пролонгацию и приверженность предыдущего внешнего курса России. А учитывая некоторые законодательные новации в Госдуме, можем констатировать, что агрессивный внешний курс будет подкреплен и закручиванием гаек внутри страны. Это больше настораживает, поэтому вряд ли приходится говорить о каких-то кардинальных изменениях такой политики, тем более, о ее либерализации.

Скажите, а учитывая непростые отношения между Трампом и Меркель и тот факт, что Франция , в отличие от Германии, участвовала вместе с США и Великобританией в военной операции против химических объектов в Сирии, а Германия, наоборот, дала добро «Северному потоку-2» (против которого резко выступает Америка) не будет ли Москва играть на противоречиях между западными союзниками, даже на их европейском соперничестве? Говорят, Макрон начинает оттеснять в лидерстве Меркель…

Об этом много пишут, но важнее не то, кто главнее в этой двойке, а чтобы этот франко-германский мотор Евросоюза работал слаженно. Но награждения Эммануэля Макрона премией Карла Великого свидетельствует о том, что лидер Германии оценивает вклад своего французского коллеги в реформу Европейского Союза. Тут важнее осознание того факта, что ЕС в целом стоит на пороге достаточно серьезных глобальных перемен и тут важна четкая и слаженная работа лидеров Европейского Союза как в плане структурных реформ социально-экономического характера, так и в оборонной сфере. Достаточно вспомнить утвержденную в декабре прошлого года новую программу в сфере обороны - PESCO (Permanent Structured Cooperation, или "постоянное структурное сотрудничество"), в которой участвуют 25 стран, в том числе, и не входящие формально в НАТО.

Что же касается приоритетов, разницы в некоторых вопросах, то это все – текущая политика, не касающаяся глубинных проблем, объединяющих обе страны. Меркель - очень сведущий и опытный политик, достаточно осторожный. И вряд ли можно предположить, что Меркель будет конфронтировать с молодым французским президентом. К тому же у нее самой проблем хватает, достаточно вспомнить как долго шло в стране создание новой парламентско-правительственной коалиции.

Летом намечено проведение ХХ юбилейного саммита «Украина-ЕС». Скажите, после Евромайдана мы действительно серьезно приблизились к Европе?

Безусловно, за эти четыре года достигнуты определенные успехи на пути нашей евроинтеграции: это и безвизовый режим, и полномасштабное вступление в действие соглашения по ассоциации с ЕС, это и ряд других шагов, которые оценили наши партнеры, в том числе, в резолюциях и в документах европейской комиссии . И все это находится в активе европейской внешней политики страны, но нужно учитывать, что накануне июньского саммита «Украина-ЕС» существует достаточно проблемный момент. Имею в виду – создание Антикоррупционного суда, э-декларации коррупционеров, земельные вопросы. Тут есть ряд пунктов текущей повестки дня, по которой необходимо срочно принимать решения. Об этом говорит и премьер-министр. В общем, с каким багажом придет Украина к саммиту и какова будет его резолюция, это еще вопрос. Поскольку предыдущий саммит обошелся без принятия заключительного документа встречи, исходя из противоречий, существующих между Украиной и отдельными странами ЕС.

И последнее. Некоторые эксперты, в связи с односторонним выходом США из ядерного соглашения с Ираном, рисуют чуть ли не апокалиптические картины ближайшего будущего. И если весь мир будет занят тушением пожара в горячей точке на Востоке, не развяжет ли это руки Путину для расширения экспансии против Украины?

Многие наши эксперты также прогнозировали, что встреча в Аахане может привести к усилению обстрелов на Донбассе. Мол, раньше перед встречей с западными коллегами по вопросам урегулирования ситуации Путин обычно поднимал ставки для политического торга. И сейчас ничего исключить нельзя. Но, по-моему убеждению, вряд ли Кремль решится на обострение обстановки именно сейчас, поскольку 14 июня в России стартует Чемпионат мира по футболу. Это весомый сдерживающий фактор, ибо к этому мундиалю готовились очень давно и в него вложены колоссальные средства, и Россия ждет серьезных геополитических дивидендов со столь масштабного спортивного мероприятия, которым является Чемпионат мира по самому популярному виду спорта.

джерело

Михайло Пашков

Співдиректор програм зовнішньої політики та міжнародної безпеки

Детальніше

Народився в 1958 р. в Рославлі Смоленської області.

Освіта:

  • Смоленський педагогічний інститут, факультет російської мови та літератури (1979);
  • Московський інститут молоді, факультет журналістики (1986);
  • Київський інститут політології і соціального управління (1991).
  • Кандидат філософських наук, автор понад 50 наукових праць.

Робота:

  • Протягом 1979–1989 р. працював на різних посадах у районних, обласних та республіканських газетах Росії та Молдови;
  • в 1991–1994 р. — в наукових закладах Національної академії наук України;
  • в 1994–1998 р. — на дипломатичній роботі в посольстві України в Російській Федерації;
  • з грудня 1999 р. — провідний експерт Центру Разумкова;
  • з лютого 2010 р. — директор міжнародних програм.

Має дипломатичний ранг першого секретаря. Остання посада в державних органах — головний консультант Аналітичної служби Апарату РНБО України; 

(044) 206-85-08

pashkov@razumkov.org.ua